denis_ufa
Помнится, года два назад о книге Гузель Яхиной "Зулейха открывает глаза" рассказывали из всех утюгов.
Рассказывали в основном хвалебное, а часто и вовсе восторженное.
И тогда-то ее, очевидно, все прочитали.
Ну а я вот только сподобился.

И вот сижу, чешу в затылке.
Все-таки удивительна склонность - и способность - человека к самоубеждению.
Можно заставить себя поверить в очень многое - ну вот поверили же очень многие в то, что книжка эта "прям ваще", нашли там особые смыслы и проч., и проч.

Пожалуй, лучшая часть книги - это первые главы, пока героиня не покинула родной деревни. Вот этот национальный быт, эти не слишком многочисленные, но колоритные детали вроде того, как героиня тайно утаскивает кусок пастилы, чтобы подкормить духов - вот там я могу поверить, что автор это видела, и пишет о том, что знает. Но чем дальше - тем больше в книге придуманного (и надуманного), сделанного, сконструированного, причем с оттенком вымученности, будь то совершенно наивные представления о зимовке в тайге или неминуемые любови. Такое ощущение, что автор старательно "подгоняет под ответ": зная, к чему должны прийти герои, она пинками гонит их в нужную ей сторону. Хотя, по идее, должно быть наоборот: последующее должно вытекать из предыдущего, а не обуславливать его.

Ну и как обойти тему раскулачивания, если она в книге важнейшая опора сюжета и пружина его? Тут все по давно известным методичкам: если кулак, то справный хозяин, который заработал все своим горбом; если раскулачивают, то сразу в Сибирь; если есть охранник с винтовкой, то винтовка эта непременно выстрелит - конечно же - в ребенка из кулацкой семьи, причем для стрелка это пройдет совершенно безнаказанно, и т.д. И даже не хочется говорить о том, что многие кулаки - причем широко это было как раз в национальных регионах распространено - очень даже охотно вместо своего горба подставляли горб бедных родственников - например, сестер и т.д. в количествах немалых, которые вкалывали на брата-кулака до седьмого пота буквально за еду (ага, работа не бей лежачего: встала в три утра, скотину подоила, тесто замесила, воды натаскала, дров нарубила, печь затопила, обед сварила, дома убралась, поле вспахала, и спи-отдыхай!). Как не хочется говорить о том, что большая часть раскулаченных не ехала ни в Сибирь, ни еще куда - а перемещалась в пределах региона (то есть Зулейха скорее всего переехала бы в другой район Татарии, а не на берега Ангары). Ну и так далее.

Но вот что странно: все эти страшилки про раскулаченных, несмотря на сюжетную важность, в книге проходят по тому же ведомству, что гром и молния. Это в некотором роде условность, своего рода ураганчик, который переносит героиню в неведомые дали, как Элли из Техаса. Только Элли-то попала в Волшебную страну, а Зулейха, глянь-ко, приземлилась чуть поближе. Однако вот Людмила Улицкая, рекомендация которой книгу предваряет, открытым текстом говорит о том, что никакие это не условности, а самая что ни на есть обжигающая ПравдаЪ! Л.У., конечно, тот еще иксперд - потому как изучать историю по "Зулейхе..." - все равно, что учить географию по "Волшебнику Изумрудного города". Однако ж с подачи таких, как Л.У., учить, увы, будут.
Но в целом - в целом - обличительный "градус" книги невысок.

Ну и о главном - то есть о литературных достоинствах. Некоторые критики - например, Александр Кузьменков - книгу неслабо так отпинали (www.bp01.ru/public.php?public=5188). И, конечно, поделом. Но, в общем-то, все эти благоглупости вроде "щепотки сала" книгу не портят (хотя совсем нераскрытым остался один интересный вопрос - да-да я про то, что сало-то, скорее всего, СВИНОЕ).
Дело в другом.
В том, что никакого особенно впечатляющего литературного уровня, ни каких-либо стилистических высот "Зулейха..." не демонстрирует и не достигает.
Это прилично, складно написанная книжка про любовь на фоне сложной эпохи.
Хотя всей сложности и важности именно ЭПОХИ никто из героев не понимает, это доступно лишь читателю, благодаря "послезнанию".
И, по идее, если в стране идет нормальный литературный процесс, таких книг должны в год выпускаться десятки.
Но, похоже, такая книга за год нашлась всего одна - судя по пискам, визгам и премиям (иными словами - спасибо безрыбью).
А это, увы, серьезный диагноз для отечественной литературы.

P.S. Нечто подобное повторилось в прошлом году, когда премии начал выхватывать роман Шамиля Идиатуллина "Город Брежнев".
Незатейливая книга, причем тяжело больная присущей (насколько я могу судить по книжкам "СССРтм" и "Убыр") идиатуллинской прозе болезнью многословия, подкупила многих читателей отсылкой к воспоминаниям о советском детстве и даже - о как! - ходами из такого вида литературы, как производственный роман (хотя именно "производственной темы" там маловато, как по мне). Книжка, между тем, весьма средняя - как и в случае с "Зулейхой...", таких должно быть пучок на пятачок.
Однако вон как все обернулось:)

P.P.S. Рецензию А.Кузьменкова, на которую приведена ссылка, стОит прочесть независимо от отношения к роману Яхиной. Как и другие его рецензии на современную отечественную прозу.