13:03 

Взгляд в прошлое

Вам что-нибудь говорит название северокорейского фильма «Хон Гиль Дон»?

Думаю, если вам примерно 30 или больше, вы вполне можете его вспомнить – ибо на рубеже 80-х и 90-х он неплохо прошел в тогда еще советском прокате.

Конечно, в большинстве случаев обращение через много лет к тем фильмам или книгам, что когда-то давно нравились, чаще огорчает, чем радует – все кажется смешным, наивным, а то и просто глуповатым…

Если воспринимать «Хон Гиль Дон» как приключенческий фильм, то такое разочарование будет закономерно – в конце концов, даже тогда, два десятка лет назад, он не был фильмом-откровением, и на фоне лучших образчиков отечественного кинематографа выглядел не так чтобы ярко; что уж говорить о современности. Скромные декорации, актеры средней руки, хроменький сюжет – все так.

Однако если взглянуть с другой стороны, то получится, что содержание в данном случае много важнее формы.

«Хон Гиль Дон» находится за рамками привычных ныне представлений о герое и мотивах, им движущих.

Герой фильма сражается не за себя, и не за своих близких – а за людей вообще.

Он сражается не против конкретной угрозы – будь то очередной темный властелин или метеорит из глубин вселенной – а за идею.

Сражается против всех, кто не дает этой Идее воплотиться в жизнь, не дает людям жить по-человечески: против доморощенных бандитов, против зажравшейся знати, против иноземных находников.

Да, попутно он воплотит и свою мечту – но все же его борьба за счастье народное, за великую Идею справедливости и братства гораздо важнее.

Такое кино может быть снято только людьми, которые работают не ради денег, рейтингов, славы и так далее.

Людьми, не утратившими корней, помнящими, из какой клоаки они страшным усилием вытянули себя за волосы, с каким трудом проложили себе дорогу к свету, построив общество, где шанс есть у каждого – а не только у того, кто родился у знатных родителей.

Грустно то, что эта память – она ненадолго.

Что корни отсыхают быстро.

Что люди, получившие шанс, быстро начинают воспринимать его как само собой разумеющееся, забывая о тех, кто жизнь положил на то, чтобы им этот шанс дать.

Наверняка в Северной Корее уже навалом своих доморощенных деятелей, которые кивают на Юг (мол, при капитализме рисовая пайка жирнее), говорят о прерывании исторического пути и рассуждают о «столбовой дороге цивилизации».

То есть все как было у нас, когда правнуки крестьян, едва читавших по слогам и редко евших досыта, начали рассуждать о «хлебосольной и изобильной России», «благоденствовавшей при царе-батюшке» да еще и «кормившей Европу».

Удивительно, что вся эта боль и мучения, которыми пронизано народное творчество многих народов, так быстро забывается самим народом, так быстро перестает быть понятным.

21:34 

Немного позитива

Как известно, чего-нибудь ругательное написать легче.
Кинуть заслуженную каку в депутата, или еще чего-нибудь в этом роде…
Положительное найти труднее – да и воспринимается оно, положительное это, обычно как нечто совершенно само собой разумеющееся.
Но говорить о нем надо, об этом положительном.

Вчера посетил с дружеским визитом:) город Мелеуз, что в паре с небольшим сотен километров к югу от Уфы. Целью поездки была реклама нашей газеты – встреча с читателями, ответы на вопросы и все такое.
Туда и обратно добирался автобусом, а подобное путешествие предоставляет массу времени для размышлений – да и взятая в дорогу книжка кончилась задолго до середины обратного пути, что раздумьям тоже способствовало.

Город небольшой, но симпатичный. Правда, говорят, летом он еще симпатичнее, ибо много зелени – но мне и осенний понравился, благо день был солнечным, а принимали доброжелательно.
С встречавшими зашли в кафе (конечно, после мероприятия, и исключительно ради утоления голода).
За столик сели в одном зале, а покупать съестное надо в другом.
А одежду уже повесил на крючок – что, пальтишко с собой тащить?
После этого вопроса местные посмотрели как на идиота – оставь, чего с ней сделается?
Ничего не сделалось.
Пока ждал автобуса, решил проинспектировать рыночек рядом с автовокзалом.
Удивительно – в павильонах ларьки стоят раскрытые, никого поблизости нету.
Как будто никто не боится, что что-то пропадет.
Удивительно слегка.
И здорово.
Разве нет?

Говорят, из-за проклятого кризиса в маленьких городах вообще жизни нет – а тут народ ходит, улыбается.
До города добирался небольшим быстрым автобусиком «Мерседес», который, к слову, собирают в республике. Обратно – не таким быстрым (потому как большой) автобусом «нефаз», который, опять же, производят в республике. Те, куда ставятся голландские агрегаты «VDL» (двигатели и т.д.) лишены даже традиционного для отечественной техники недостатка – шумности.
И вот еду – что туда, что обратно – смотрю в окошко собранных в республике автобусов.
Что бросается в глаза?

Поля засеянные, ухоженные.
Чего-то там на них зеленеет.
То тут, то там стада гуляют – коровки жуют траву и тут же, по своей коровьей привычке, удобряют почву.
Значит, будет молоко и всякое там масло с кефиром.

А на горизонте трубы дымят – небо чистое, столбы дыма и пара далеко видно. Казалось бы, чего в этом радостного? Какой-нибудь записной эколог сразу же стал бы пыхтеть, как чайник – но раз трубы дымят, раз над градирнями облака пара, значит, работает индустрия. Значит, чего-то там нужное делают, на этих проплывающих у горизонта заводах. Теплоцентрали работают – в домах тепло есть и вода горячая. Значит, у людей есть работа и нормальные человеческие условия для жизни.

Принято дороги ругать…
Да, трасса неидеальная. Были участки, где несколько раз ощутимо тряхануло.
Решил посчитать все эти колдобины, неудобные участки.
За час до Уфы сделал отсечку – время пошло!
И что? За этот час «пятая точка» только разок сигнализировала о дискомфорте – да и колдобина та была поменьше, чем на иных городских улицах. В самом городе полотно местами много хуже, чем на трассе, врать не буду. Но и в городе – чинят, и совершенно непролазных мест не так много.
В остальном же на трассе – гладко и ровно.
Плохо ли? Как по мне – замечательно.

На подступах к городу прошли мимо двух вводимых в строй крупных производств – электрозавода, построенного совместно с «Сименсом», и завода по производству керамической плитки «Ласселсбергер керамикс». На втором в цехах свет горит – а на часах, между прочим, уже больше 9 часов вечера. Я уже и забыл, когда видел освещенные вечером заводские цеха – разве что в детстве, когда таращился в окно на корпуса приборостроительного и «Промсвязи», где работа в три смены шла.
А тут – работает. Как говорится, несмотря на.
И еще несколько площадок застраивается – фонари горят, частокол подъемных кранов…

Конечно, трудно не замечать ту массу скверных вещей, которая постоянно происходит в стране, и которая так или иначе касается каждого.

Но – но может быть, не так уж все и плохо?
Очень хочется в это верить.

15:17 

Изба-читальня: Амели Нотомб, "Страх и трепет"

Порекомендовали мне к прочтению книжки некой Амели Нотомб.
Причем не просто порекомендовали, а вручили со словами – «очень интересно» и «легко читается».

Конечно, мой колоссальный читательский опыт :) неопровержимо свидетельствует, что одно с другим совпадает далеко не всегда. А главное – тот же опыт подсказывал, что легкость чтения вовсе не показатель высокого качества. Примером тому может служить, например, прочитанный в свое время «Алхимик» одного не к ночи будь помянутого всем известного автора – читается легко, впечатление крайне отрицательное. Впрочем, это нюансы – речь-то о Нотомб.

Первым для знакомства с творчеством был выбран роман «Страх и трепет».
Собственно, еще не прочтя ни строчки, я подозрительно наморщил лоб: что ж это за «роман», если в нем от силы три авторских листа (сиречь порядка 120 тысяч знаков с пробелами, в данном конкретном случае – малоформатная книжица всего в 157 страничек с изрядными полями).
Ну, посмотрим…

Читается и впрямь легко. Вот только по итогам прочтения могу сказать, что эта легкость – пожалуй, единственное достоинство… э-э… романа. А в отсутствие других достоинств, в общем-то, и не достоинство никакое, если говорить начистоту. Причем по итогам же прочтения становится окончательно ясно, что на самом деле это никакой не роман – все-таки помимо объема такая форма как роман имеет и другие отличительные черты, коими «Страх и трепет» не обладает.
Собственно, гораздо в большей степени это напоминает чудовищно мутировавшие посты в ЖЖ.

О чем книжка?

Как свидетельствует аннотация, автор положила в основу факты собственной биографии – опыт работы в японской компании.
Героиню нанимают на работу, однако карьера не задается с самого начала. Виной тому даже не обстоятельства – героиня заваливает одно поручение за другим, в конечном итоге опускаясь по служебной лестнице до должности «смотрительницы» туалетов. Причина же такого «роста наоборот» заключается в том, что при взгляде изнутри японские традиции выглядят несколько иначе, чем при взгляде снаружи.
То есть смысл «романа» можно изложить всего одной строчкой: «все не так, как кажется».
Но разве для доказательства этой избитой истины нужно писать книжку?

Конечно, поклонник творчества Нотомб может сказать, что автор показал «взаимоотношения двух культур», и «то, как ценности одной культуры преломляются в восприятии человека, воспитанного в иной среде», но…
Но к чему эти шаманские танцы?
С таким же успехом человеку, которого гопники отпинали в подворотне, можно сказать, что произошедшее – никакое не избиение, а не что иное, как разрешение возникших непреодолимых разногласий по вопросу распределения материальных благ между представителями разных социальных страт, осуществленное силовым способом.
Только станет ли ему от этого легче?

* * *

Возможно, мое удивление не было бы столь велико, если бы не сироп восторгов, которыми облита книжица. Читателя информируют, что «по книгам Нотомб сходит с ума вся Европа» и что «она публикует по бестселлеру в год».
Что же касается книжки «Страх и трепет», то о нем сказано, что это «самый знаменитый роман Нотомб. Он номинировался на Гонкуровскую премию, был удостоен премии Французской академии (Гран-при за лучший роман, 1999)».
Узнав об этом, и впрямь испытываешь страх и трепет – от того, куда катится литература.
Если во Франции с ее богатейшими литературными традициями за целый год не нашлось книжки лучшей, чем опус Нотомб – видать, что-то неладно в тамошнем писательском королевстве.

20:07 

Луна 2112 (Moon)

Осторожно, содержит спойлер

Нынешний год богат на кинофантастику – хороший в этом отношении год для любителя жанра.
Есть и блокбастеры («Трансформеры 2», «Терминатор 4»), и фильмы, претендующие на серьезность («Район №9»), и так далее (не говоря уж об «Обитаемом острове» :) ).
А впереди еще «2012» и «Аватар»
Я особо ждал фильм «Луна» (который почему-то прокатчики обозвали «Луна 2112») – с того самого момента, как увидел ролик в сети.
Надеялся, что фильм не разочарует (впечатлил ролик, чего уж там); кроме того, особенно радовало, что фильм камерный, ибо действие разворачивается в очень ограниченном пространстве, а сюжет держится, по сути, на одном персонаже – к таким фильмам питаю определенную слабость.
И фильм не разочаровал.

Говорить о фильме и не отметить игру Сэма Рокуэлла невозможно. Наверное, нельзя сказать, что актер блещет, ибо не с кем сравнивать: не с роботом же Герти?
Рокуэлл здесь органичен – он словно и впрямь проторчал на Луне три долгих года, в течение которых боролся не с лунными условиями, а сам с собой. Несколько коротких эпизодов емко и ярко рисуют вполне прозаическую, но здорово разыгранную семейную драму: видимо, имел место конфликт с женой, но все уже перегорело, рассыпалось угольями, и два человека вновь хотят быть вместе, да и негоже дочери расти без отца…
И кажется, вот оно, счастье, в двух шагах – точнее, в двух неделях, оставшихся до конца контракта. Собрать еще немного гелия-3, заправить еще несколько контейнеров, обеспечив своим работодателям возможность контролировать 70% энергетического рынка – и домой!
Не тут-то было.

То, что на шахте работают клоны одного и того же человека, «путь домой» длится не трое суток (столько времени летит транспортная капсула), а долю секунды, в течение которой тело клона сгорает и рассыпается пеплом, наверное, нельзя было назвать совсем неожиданным – понимаешь, что есть во всем происходящем какой-то подвох, и вопрос только в том, какой именно…

Поражает другое.
То, что в таком сценарии нет ничего невозможного.
В самом деле – современная экономика человеческий труд, равно как и самого человека, воспринимает лишь как ресурс, который нужно получать с минимальными издержками, и использовать с максимальной эффективностью. Ответственность? Условия труда? Только до тех пор, пока это требуется для продолжения работы, и – главное! – пока доход покрывает издержки. Зачем везти на Луну человека, зачем его возвращать, зачем рисковать какими-то неустойками, пенсиями, пособиями, если по истечении срока годности говорящее орудие можно утилизировать, а остатки, фигурально выражаясь, «замести под коврик»?
Вы ждете, что будущее будет светлым, надеетесь на наступление Века Разума?
Возможно, этим светом окажется лишь вспышка в камере утилизации.

12:56 

Старикашки в космосе: Джек МАКДЕВИТ, «Чинди»

Джек Макдевит – писатель своеобразный.
Он пишет научную фантастику: но его произведения стоят ближе не к НФ в ее нынешнем виде, а заставляют вспоминать «золотое время» жанра. И проблемы, в общем, из тех времен, когда фантасты бредили SETI и тому подобными идеями.

Я долго не мог определиться, что же в произведениях Макдевита порождает у меня внутренний дискомфорт – а наличие этого дискомфорта я ясно чувствовал, несмотря на то, что по всем внешним признакам книги Макдевита мне очень импонируют.

Эта симпатия, пожалуй, во многом обусловлена тем, что книги американца Макдевита во многом похожи на романы советских фантастов – серьезное изложение, отсутствие бульварщины… Его герои в космос летят безоружными: уже это о чем-то да говорит на фоне бесконечных звездных войн.

Но откуда же берется дискомфорт?

Понять это помог роман «Чинди».

* * *

Затравка – вполне в стиле Макдевита.

Земная экспедиция обнаруживает некую систему передачи информации, оставленную в космосе инопланетянами. «Вселенная» Макдевита, которую он разрабатывает уже в целом ряде романов – это, в общем-то, вселенная-кладбище. Ибо люди имеют дело в основном с артефактами вымерших рас, а единственная известная землянам раса-современница человечества занята междоусобной резней, и к ним люди не суются.

И вот – артефакт еще одних чужаков.
Вымерших?
Или, для разнообразия, живых?
Пока неизвестно. Но надо проследить, куда уходит ретрансляционная сеть – вдруг «на другом конце провода» кто-то да обнаружится?
На поиски этого самого «другого конца провода» отправляется экспедиция…

Все очень по-макдевитовски.
Будут артефакты, беседы, идеи и споры, некоторое количество приключений – но без масштабных катастроф и пальбы. Все спокойно, неторопливо (точнее, в этом романе даже ОЧЕНЬ неторопливо), неглупо… И скучновато.
Скучновато именно потому, что наконец-то стала ясна причина дискомфорта.

Герои Макдевита – это старики.
Причем не потому, что многие из них чисто календарно разменяли вторую сотню, а потому, что они по-стариковски мыслят. В большинстве случаев их действия – словно олитературенный справочник по технике безопасности, и красной нитью сквозь все поступки проходит лозунг «как бы чего не вышло». Конечно, периодически что-то случается даже с осторожными землянами, но и тогда они ведут себя как старички, уже неспособные реагировать быстро, жестко, адекватно ситуации.

При этом по-стариковски ведут себя не только герои книги – все человечество.
Порой даже возникает вопрос: зачем таким людям космос вообще? Зачем они исследуют чужие миры? Сама идея заимствования технологий «чужих», использования их артефактов в фантастике популярна – но у Макдевита все иначе. Здесь нет ни древнего оружия, способного переломить ситуацию в межзвездной войне (как нет и самой войны), ни других популярных штампов – вместо этого человечество, словно Кащей, чахнет над златом, роль которого исполняют артефакты вымерших рас, не надеясь на технологический прорыв, не ожидая угрозы. Артефакты занимают свое место в музее, и покрываются пылью – чем это принципиально отличается от прежней картины, когда находки покоились под песками далеким планет?

Вот и парадокс: герои Макдевита формально стремятся к тому же, к чему стремились герои старой фантастики – но лишь на словах, ибо Контакт, или, боже упаси, Конфликт с инопланетянами разрушит тот дом престарелых, в который волею Макдевита превращена Земля XXIII века.
Подтверждением тому становится высадка на планету "ангелов" - новой разумной расы, оказавшейся агрессивной, но, к счастью, примитивной. Похоже, Макдевит пытался отработать силовой сценарий Контакта, но ситуация повернулась так, что люди, утирая кровь покинули планету. Сама идея ввода в произведение заведомо, бессмысленно агрессивных чужаков в общем-то выбивается из канвы книги - выбивается настолько, что и сам автор быстренько забывает о том, что эта высадка была. Опять же, очень по-стариковски: если не знаешь, что с этим делать - лучше держись подальше.

Наверное, автор прекрасно понимает эту особенность своих персонажей и созданного его фантазией мира – потому-то в финале романа земляне и остаются в очередной раз у разбитого корыта, только лишь проводив глазами удаляющийся звездолет чужаков.

Мертвы его создатели?

Живы?

А может быть, лучше этого и не знать?

В доме престарелых имени Джека Макдевита все спокойно…

16:43 

Нет слов

Вот именно - нет слов.

www.gazeta.ru/social/2009/10/13/3272660.shtml

Преступника отпевают в церкви.
А потом хоронят под государственным флагом.
Хоронят сотрудники государственного предприятия.
ОМОН обеспечивает безопасность преступников, собравшихся хоронить другого преступника.
Какой-то театр абсурда.

И после этого власть хочет, чтобы ее уважали?
И после этого власть хочет, чтобы люди уважали триколор - когда под ним хоронят и героев, за страну жизни отдавших, и воров?

Куда дальше-то?

19:35 

Про вампиров и людей

…Так-растак, хоть в книжный не заходи.
Надоело.
Куда ни глянь – отовсюду эта вампирская похабень: райсы, майерсы, и прочая, и прочая.
Обрыдло.
"Сумерки" да "Полнолуния", чтоб им пусто было.
Осточертело.

Сначала сделали тему популярной, раскрутили маховик – теперь эта мясорубка весело перемалывает не только детские и подростковые мозги, но и затягивает в себя талантливых авторов. А когда за тему берутся талантливые, дело вообще дрянь. Они ж не просто графоманят, они умеючи.

Да, вы – издатели, авторы, а потом еще и киношники – получите бабла.
Какой ценой?
Система ценностей и так невнятна, под ногами все камни шатаются, опереться не на что – а тут еще и «вампиры положительные», и «оборотни вполне себе ничего», и так далее, и так далее.

Вековой кошмар, чудовище, мерзкое существо, которое вообще не живет, которое не принадлежит ни одному миру, делают этаким забавным персонажем.
«Ну и че, что он кровь сосет – он же хороший…»
А еще у него денег туча, и масса прочих «достоинств».
Не то что у лузера-человечишки.

Да, для взрослого неглупого человека такая игра со смыслами может быть интересна – как литературный опыт, как вторжение на запретную территорию.
Но подростки и дети?
Зачем заигрывать с ними, зачем расшатывать то, что и так едва держится?

Пока массу кормят хренью о толерантности и о том, что будто бы «нет черного и белого, есть масса оттенков», люди, которые с такой промывочной жидкости для мозгов стригут бабло, на самом деле живут по другим понятиям, вполне себе социал-дарвинистским.
Четким и ясным.
Не смешивая.

Ибо знают свое место в мире - и место всех остальных: тех, кого надобно резать и стричь.

И не считают, что у приносящей им деньги биомассы есть какие-то там «оттенки».

16:17 

"Добро пожаловать в Zombieland"

"Добро пожаловать в Zombieland" - кино глупое, бодрое и смешное. Причем глупое ровно настолько, чтобы не заморачиваться насчет всяких нюансов - ну а в остальном за обеспечение настроения "ответственны" шутки и ситуации.

В принципе, такое кино должно было появиться: чтобы уравновесить "серьезные" фильмы на зомби-тему - вроде "28 дней спустя" или "Рассвет мертвецов". Конечно, в какой-то степени их уравновешивали фильмы Ромеро с мееееееедленными зомби (иначе как комедии воспринимать их трудно) - однако нужно было что-то такое безумно-аркадное. Ну а раз нужно - вот оно и появилось.
Нехитрый сюжет, хорошо обыгранные штампы, местами веселые отсылки к вышеупомянутому "серьезному" кино - и вот оно, "Добро пожаловать..."

Конечно, больше одного раза смотреть вряд ли станешь - но как по мне, один раз посмотреть стОит.
Отдельное "спасибо" - за поместье заменитости с инициалами "БМ" и самой знаменитости.
Персонажи уточнили, что это не Боб Марли, я же подумал, что не дай Бог, это окажется Борис Моисеев:) - но все обошлось, и знаменитость отработала достойно:)

20:56 

Веселый философ

Наверное, в той самой "блогосфере" люди на это вот
www.russia.ru/video/diskurs_duginblogery/
мнение маститого давно откликнулись, но я только что обнаружил.
И стало мне весело.

Весело практически с самого начала:
"Что может сказать обычный человек? То, что он услышал от друзей, в кино, в телевизоре, в газете, в книге у Пелевина прочитал – это в лучшем случае"
Ну а в худшем, то бишь - и того не скажет.
То есть обычный человек - он кто?
Да ноль без палочки.
Балласт.
Гуано истории.
Ну там, пересказать услышанное от друзей - вот его потолок.
Но кто это вещает?
Человек, сделавший себе в определенный исторический период имя на пересказывании идей западных традиционалистов.
И ничем со времени тех пересказов не отметившийся.

Забавно, что человек, который о рассматриваемом им явлении имеет очень скромное представление, начинает наклеивать огроменный ярлык на всех скопом - шлеп, и все вокруг кривые уроды.
Конечно, другое дело философ!
Он всю правду видит.

"жизнь блоггера безсмысленна, не умна. Как правило это люди средние или ниже средних, обычные люди"
Ну типа не то что некоторые. Которые почему-то всегда считают, что они на стороне метателей бисера, а не строго напротив. И которые двух предложения сказать не могут, не завернув чего-нибудь вроде "эффект нового сакрального топоса" или "классический дискурс блоггера, который по сути дела представляет собой разрозненные цитаты получающие насыщение за счет своей деконтекстуальности"
Так-то, средние людишки.

Еще можно интеллектом блеснуть - ну там, Ницше упомянуть, или лекцией про Хайдеггера попугать.
"Попробуйте опубликовать текст о Хайдеггере, какую-нибудь интересную лекцию"
А может попробуете, товарищ философ?
Интересную-то?
А то что ни работа, то каша с гвоздями.

Но первым делом веселый философ что делает?
Чего ради он все затеял?
Ради спасения гаранта - задачи помельче они ж, сами понимаете, не для матерых.
А то в интернете-то сплошь жующие сопли симулякры с накачанными мышцами, опасности со всех сторон - кто ж обережет, окромя мыслителя?

"А телевидение оно хорошо. С одной стороны сказал, а ты, если что-то думаешь, то только в экран можешь плюнуть, кинуть сосиской и все. Он сказал, а ты нет"
Вот поэтому Дугин не в блоге, а в телевизоре.
Сосиски боится:)

18:25 

Книжный обзор: антология "Новая космическая опера"

Как известно, сборники рассказов издатели выпускают с гораздо меньшей охотой, чем романы – ну разве что речь идет об известном авторе, когда есть определенная уверенность в том, что книгу раскупят. Но с некоторых пор издательство «Азбука» стало выпускать сборники переводных рассказов и повестей – НФ, фэнтези, хоррор в серии «Лучшее за год». Среди авторов, чьи произведения включаются в сборники – как хорошо известные у нас писатели, так и темные лошадки (хотя зачастую они, судя по аннотациям, обласканы и вниманием зарубежных критиков, и могут похвастаться премиями разной степени значимости). Ну и вот сборник «Новая космическая опера». Причем не просто «лучшее за год» – а просто «Лучшее».
То есть лучшее вообще.
Прямо слюнки текут.

Умри, Оккам!

Словечко «новая» применительно к космоопере внимание привлекает – чего ждать?
Судя по всему, вопрос этот встает во весь рост не только перед читателем – составители тоже отплясывают вокруг него шаманские танцы. Правда, с нулевым эффектом, ибо никаких четких признаков, по которым они относят то или иное произведение к новой космоопере, так и не выявлено. Практически все, включенное в сборник, сегодня проходит по графе «научная фантастика» – и прекрасно себя при этом чувствует.
Так стоит ли множить сущности без необходимости? Судя по всему, у составителей на этот вопрос есть ответ из категории неожиданных.
Но – по порядку.

Кто во что горазд

С хронологией у составителей полный бардак.
Раздел первый именуется «Волонтеры. Новые мечтатели (начало 90-х годов)».
В него входят произведения, написанные в 1995, 1998 и… 2002 годах. То есть от середины 90-х – и прямиком в третье тысячелетие.

Раздел второй – «Различные признаки/Различные категории» (до конца 90-х годов)». То есть читатель, привыкший доверять обещаниям, ждет произведений 1995-2000 годов. Ну и пусть себе ждет – его желания составителям побоку. Данный раздел включает в себя произведения, написанные в 1990, 1991, 1993, 1994, 1995 (2 штуки), 2002 и 2003. А чисто хронологически в заданные границы попадает лишь одно, причем самое маленькое произведение антологии – пьеса «Космическая опера» (1997).

Наконец, третий раздел именуется «Новейшая волна (XXI век)». И что мы имеем тут?
А имеем рассказы 1996, 1997, 1998 и 2000 (2 штуки) годов. То есть XXI век в обещанном разделе антологии так и не наступил.
В целом же само деление книги на три части (по хронологии) выглядит столь же надуманным, сколь и условным. Особенно в связи с тем, что некоторые произведения, включенные в разные разделы, принципиально друг от друга не отличаются.

Огласите весь список, пожалуйста!

Каждого автора предваряет краткая био- и библиографическая справочка. Конечно же, справочка напрочь комплиментарная – то составители рассыпаются мелким бесом, с придыханием рассказывая о том, как этот автор велик, то дают слово самому автору, и тот начинает напропалую расхваливать себя сам. Хуже всего, когда самовосхваления автор усугубляет рассказом о том, что он(а) хотел(а) сказать своим произведением – ибо если из произведения непонятно, что им хотел сказать автор, как же оно угодило в антологию «лучшего»?

А иногда сравнение того, что об авторе сказано, и того, что выдает из-под пера сам автор, наводит на крайне нехорошие мысли. Например, рассказывая о Грегори Бенфорде, составители рекомендуют его как ученого, да еще и маститого писателя, который всегда готов отвесить подзатыльник тем собратьям по перу, что пишут о будущем, глядя на него с лево-социалистической колокольни.
Коробит эта левизна маститого-то, ага.

Но вот рассказ самого Бенфорда«Червь в колодце»: про тетеньку, обнаружившую на поверхности Солнца аномалию, а в аномалии – удивительный природный объект, который может дать человечеству возможность путешествовать через «червоточины». Что делает тетенька? Достает этот объект, и срочно продает его, выкручивая руки потенциальным покупателям – мол, не дадите немеряную цену, я его выброшу, и фиг вам, а не «червоточина». То есть автор, поплевывающий на лево-социалистов (в это число записаны Бэнкс и Стросс) за якобы «нежизнеспособность», в качестве альтернативы предлагает историйку о прожженной барыге. Конечно, ее «прыжок в солнце» – предприятие не из легких, но даже это не заставило меня симпатизировать героине: в конце концов, конкистадоры, утопившие в крови полконтинента, тоже были храбрецами.
Сам же рассказ – этакое «производственное произведение», да простится мне подобная характеристика, в котором автор знакомит нас с решением некой научной задачки (что усугубляется кондово-сухим заголовком, звучащим ничуть не лучше «Сталеваров у печи»). Сама по себе подобная научность – это, пожалуй, даже хорошо, но… но причем здесь космическая опера?

Критерии отбора

А как угодила в антологию «Волшебница Безмолвной цитадели» Майкла Муркока? Загадка. Если бы не включение рассказа во второй раздел сборника (до конца 90-х) да сноска, сообщающая о дате написания рассказа (и заодно о наличии соавтора, в русском переводе не упомянутого), легко можно было бы подумать, что рассказ написан в 60-х, 70-х или 80-х. Стилизация? Ну да, она самая. Но что делает стилизация под старую космооперу среди космооперы новой? Это все равно что отнести стилизацию под стихи «серебряного века» к поэзии самого «серебряного века».

Впрочем, этот вопрос – «а что это здесь делает???» – возникает при знакомстве практически со всеми произведениями антологии. За каким чертом, например, отнесен к «новой космической опере» рассказ Чарльза Стросса? Или Скотта Вестерфельда? Иногда, правда, составители и сами задумываются над этим вопросом – и тогда производят на свет суждения, феноменальные в своей… ну скажем так, странности. Мол, рассказ Урсулы ле Гуин (написанный в 1990 году и, как я понимаю, имеющий прямое отношение к «экуменическому» циклу) включен в сборник потому, что ее идеи якобы повлияли на некоторых неназванных авторов космооперы. А если они, эти «некоторые авторы», вдохновлялись, кроме творчества ле Гуин, еще и творчеством, например, братьев Гримм – будет это считаться достаточным основанием, чтобы братьев тоже в космооперу записать?

Пациент скорее мертв, чем жив

Раздражают – именно раздражают, чего уж скрывать – две вещи.
Первое: большая часть включенных в антологию произведений является составной частью циклов, ну или, как принято теперь говорить, «действие происходит во вселенной романа …» (на месте многоточия подставить нужное название).
Так, рассказ Пола Макоули «Внимая Ангелу» отправляет нас в мир трилогии «Слияние» («Дитя Реки» – «Корабль Древних» – «Звездный Оракул»).
Рассказ Стивена Бакстера «Большая игра» – к его циклу о Ксили.
Рассказ (повесть?) Тони Дэниэла «Грист» – вообще, как сообщает предуведомление, есть «первая часть “Метапланетарной трилогии”». А «Движения ее глаз» (Скотт Вестерфельд) – первая часть романа «Эволюция Любимого». Вот это мне совершенно непонятно – ну огрызки-то зачем ставить?

Рассказ Сары Зеттел «Подвиг шута» отсылает читателя к циклу романов об этих самых шутах. Не знаю, правда, выходили ли они в русском переводе, но теперь уже и знать не хочу – сам рассказ, облитый сиропом восторгов составителей, не вызвал никаких положительных эмоций; напротив, отбил всякую охоту близко знакомиться с другими произведениями автора. Даже рассказ Чарльза Стросса «Медвежий капкан», самостоятельность которого в предисловии оговорена особо, на деле более чем плотно связан с уже вышедшими в русском переводе романами «Небо сингулярности» и «Железный рассвет» – есть в нем и Эхнатон, и прочие знаковые отсылки к романам.
И так далее, и так далее – в общей сложности десять произведений из семнадцати включенных в антологию, в той или иной степени являются произведениями, имеющими прямое отношение ко «вселенным».

Что это? Свидетельство нечистоплотности составителей? Или творческого бессилия авторов, которые могут действовать только в рамках однажды придуманного мирка? В самом деле, не нужно много ума, чтобы написать ниочемное произведеньице о каком-то событии, не имеющем ровным счетом никакого значения.

Если составители задались целью близко познакомить читателя с творчеством представляемых авторов, самостоятельные рассказы подошли бы куда лучше. А может быть, сверхзадача была именно в том, чтобы забросить наживку – мол, прочитав один рассказ, касающийся цикла, читатель захочет познакомиться и со всем циклом? Сказать трудно. Впрочем, самостоятельность произведения вовсе не гарантирует его высокого качества или, боже упаси, интересности – например, «Судовые крысы» Родриго Гарсия-и-Робертсона суть не что иное, как пиратская историйка в космических декорациях. Пожалуй, этот рассказ больше многих включенных в сборник соответствует требованиям космооперы – но как же он пресен и тосклив!

Второе: в не меньшей степени, чем «сериальность», раздражают сами произведения, точнее, большая их часть. Порою кажется, что вся фантазия автора ушла на придумывание как можно более причудливого общества или экзотической культуры. Это было бы хорошо, когда бы не было так плохо. Ибо в большинстве произведений часть парадоксальным образом становится больше целого, и – так, например, происходит с рассказами Азаро, Рида, Райта и других – получается, что все повествование вертится именно вокруг странностей чуждой культуры, а все остальное лишь довесок. Причем эта странность ничуть не самодостаточна, и не дает никаких оснований для такого количества авторского внимания.

Ну хочется вам писать фантастику с этнографическим закосом, так возьмите пример с Вэнса, что ли – в плане умения сочетать показ чуждой культуры и интересный сюжет, не говоря уж о персонажах. Сравниться с Джеком Вэнсом трудно, конечно – но ведь авторы настолько увлекаются игрой своего ума, что забывают наполнить ее смыслом. Особенно показателен в этом отношении, пожалуй, рассказ Роберта Рида «Реморы». Четыре десятка страниц автор старается убедить читателя в том, какие необычные существа эти самые реморы (причем сначала читателя ждет унылый авторский самопанегирик, где Рид долго распинается, как же он изобретателен) – чтобы в конечном итоге «порадовать» донельзя прозаической развязкой в стиле «все козлы, и реморы тоже». Кстати, описанные Ридом существа на редкость омерзительны.

Лучше всего оба означенных недостатка («цикличность» + внимание ко второстепенным моментам в ущерб главному) совместила повесть Дональда Кингсбери «Изгой» – самое крупное произведение в сборнике. Это одна из двух повестей, «написанных автором в рамках межавторского проекта “Войны людей и кзинов”, созданного на основе цикла Ларри Нивена “Освоенный космос”». Во как! Прочитав повесть, я узнал много про кзинов и их рабов джотоков, про то, как кзины питаются, сражаются и совокупляются, узнал про то, как работают гравитационные поляризаторы, и как джотоки умеют их ловко чинить… Не узнал я только одного – чего эта повесть делает в антологии. Во время чтения так и слышится характерный голос Николая Дроздова: «А теперь… посмотрите на этого маленького кзина – как старательно он… вылизывает свою… шерстку. Не правда ли, замечательно?»
Ну, разве что для передачи «В мире пришельцев».

* * *

Что в сухом остатке?
Про рассказы ле Гуин и Муркока ничего плохого не скажу – не потому что понравились (скорее оставили равнодушным), просто они в сборнике совсем не к месту.
Из остальных пятнадцати произведений антологии интересными для себя я счел едва ли треть.
Хорош «Спайри и королева» Аластера Рейнольдса. Просто хорош, без комментариев.
Несмотря на возникшую антипатию к автору, в «плюсе» и «Червь в колодце» Грегори Бэнфорда. Причиной тому научность произведения – такого сегодня не столь уж много.
Сюда же – «Гостевой закон» Джона Райта, за декадентски-вычурное и прогнившее общество, восторжествовавшую справедливость и несколько неожиданную концовку.
«Смерть капитана Фьючера» от Аллена Стила – за изобретательность, иронию и неожиданный способ напомнить о персонаже настоящей космической оперы: получилась интересная литературная игрушка.
Ну и «Движения ее глаз» от Скотта Вестерфельда. Как и в случае с рассказом Рейнольдса – без комментариев.
В целом же впечатление от антологии отрицательное. Малоинтересные в большинстве своем вещи, неясные критерии отбора - вероятно, это следствие туманности поставленной перед составителями антологии задачи, но оправдания подыскивать не хочется: халтура - она и есть халтура, как ни украшай ее серпантином цитатами из «Locus».

19:40 

Столичный гость: чудеса в решете

Сегодня имел редкую возможность взглянуть на Олега Платонова – фигуру весьма одиозную. Встреча с ним – точнее, его выступление – проходила в одном из местных вузов. Сам факт проведения такого мероприятия удивил: не ожидал я, что у нас возможно его выступление перед широкой аудиторией.
Отношение к прочитанным работам Платонова специфическое – все его искания «жидомасонского заговора», как по мне, есть не только упрощение реальной ситуации, но и рассмотрение ее сквозь совсем неправильную призму.
Но, пожав плечами, на выступление все же решил сходить – не так часто в наши края забредают готовые к общению с широкими массами «околополитические» граждане.

Разложив на столе несколько сборников трудов славянофилов, Платонов сел за столик в глубине сцены и вещал через микрофон. Я не то чтобы требую от выступающего лезть на броневик – однако выступление перед аудиторией требует соблюдения некоторых формальностей. В самом деле: даже президенты стоя выступают. А тут… Кстати, это наверняка сказалось бы и на продолжительности выступления, что аудитория восприняла бы с радостью.

Потому что оратор из Платонова никакой. Явно было заметно, что человек не подготовился к выступлению – ну то есть вообще никак. Определенной темы выступление не имело, что уже само по себе скверно, ибо выступающего расслабляет.
Говорить Платонов начал о славянофилах: довольно долго, невнятно и муторно пересказывал, кто это такие да чем они отличились. Сам факт проведения ликбеза несколько напрягал – все же не к идиотам приехал. Унылая «политинформация» быстро переросла в столь же унылый панегирик тем самым славянофилам, после чего Платонов оседлал одного из любимых коньков, начав рассуждать о близком коллапсе Запада.
Правда, «любимость» темы никак не сказалась на степени интересности выступления – аудитория откровенно зевала, слушая давно набившие оскомину слова о том, что Америка купила всех за резаную бумагу, через что ей скоро карачун. Вообще, по факту, вопрос о том, когда же Запад накроется медным предметом, Платонова беспокоит гораздо больше остальных тем.

Однако! Заострил вдруг внимание Платонов. Славянофилы предсказали нынешний кризис давным-давно! И растекся мыслью по древу о том, что, мол, славянофилы выступали за «экономику уверенного достатка», согласно которой количество денег в экономике должен определять монарх: начеканит-напечатает ровно столько, сколько надо.
Я специально уточню: речь идет о платоновском переложении идей славянофилов. Хотя вроде бы всем прекрасно известно, что ни один монарх не гнушался портить монету или шпарить ассигнации возами. Ну и немало людей наслышаны о том, что при дворе обычно изрядно воруют.

После этого Платонов опять сполз на то, что мол, скоро США и всему Западу конец. Народ все больше поглядывал на часы – не знаю уж, то ли считали, сколько времени впустую потрачено, то ли прикидывали, успеют ли к телевизору: крах Америки-то наверняка в прямом эфире покажут!

Завершил выступление Платонов рассуждениями о том, как, по его словам, видели идеальное общество славянофилы – мол, нужна монархия, православие и специальная русская экономика, а замечательные особенные духовные ценности у русского народа и так в изобилии. Так, мол, спасемся.
Правда, за рамками осталось объяснение такого нерадостного, например, факта, почему замечательные особенные ценности нашего народа, отличающие его от «западных людей», не мешают отдельным многочисленным русским людям пьянствовать, ловко друг друга обманывать, а порою даже и убивать. И как же так вышло, что «народ-богоносец» (цитата) периодически пускается во все тяжкие.

На этом Платонов свою речь неожиданно свернул и предложил задавать вопросы – самые-пресамые острые, ибо его, конечно, не запугать, и ему, конечно, не привыкать.

Ответы на вопросы доставляли не меньше радости, чем удивительные откровения в самом выступлении. Например, выяснилось, что нам есть чему поучиться у Китая, и надо с ним дружить, хотя, наверное, все же придется повоевать – правда, в каком порядке это произойдет, выступавший не уточнил.
А Америка, несомненно, погибнет.
А еще выяснилось, что на Кавказе обстановка будет обостряться – потому что там орудуют западные эмиссары с чемоданами резаной бумаги, скупающие всяких сепаратистов (видать, сепаратисты не знают, что доллару цена ноль копеек).
А Америка, несомненно, погибнет.
Но несмотря на обострение на Кавказе и на то, что у нас везде шныряют эмиссары с чемоданами, никаких резких мер Россия предпринимать не должна – а то мало ли что. Надо ждать, пока у нас укрепится Центр, и когда – да-да, когда Америка погибнет. Тогда, мол, источник резаной бумаги сам собой пропадет, и все.
А главное – у нас запасов полезных ископаемых на человека в 10 раз больше, чем в Америке, и в 20 раз больше чем в Европе. Правда, почему-то выступавший не задался вопросом, как эти богатства защищать – поди, Запад-то захочет их у нас отъесть, когда ему хватать перестанет? Впрочем, ответ и так ясен – Америка-то погибнет!
Ну и так далее – независимо от вопроса рефреном звучали одни и те же слова.

В общем, все это было бы смешно, когда бы не было так грустно.
Взгляды славянофилов в изложении Платонова звучали на редкость смехотворно, если не сказать больше – в воображении сама собой рисовалась благостная картина молочных рек, по кисельным берегам которых степенно шествуют краснощекие молодки в сарафанах, взявши под ручку цветущих мужиков, заломивших картузы и вынимающих из бороды капусту после сытного обеда. А из дворца на них умильно взирает царь-батюшка, который день днюет и ночь не спит – все думает, как бы русскому народу жизнь улучшить.

Поражает именно эта надуманность и фантастичность картины, густо замешанной на реалиях полуторавековой давности. Ну ладно кто-то из славянофилов, из Москвы не выезжавших, упирал на православие – но ты-то, Платонов, разуй глаза: больше половины аудитории не русские и не православные. У людей другая вера, другие идеи – что ж ты к ним со своим православием лезешь? Они бы и не против с русскими в мире жить, но зачем же ты так вот, через губу – «в мусульманстве ничего плохого не вижу»? Да, так и сказал, представьте себе. Это, что ли, позиция славянофила, для которого «все равны»? Это, что ли, позиция русского человека, который – по твоим же, Платонов, словам! – тем от западного человека и отличался всегда, что создал цивилизацию не уничтожая другие народы, а мирно с ними сосуществуя? Как же так можно-то, а?

Ну изменились времена-то, дядя. Это в начале XIX века русский человек – да хоть любой из твоих славянофилов любимых! – мог всю жизнь прожить, и ни разу мусульманина не увидеть. И с западных границ до Сахалина надо было год ехать - такие вот у нас расстояния. А сейчас половина Татарстана в Москве живет-работает, в Питере большая башкирская диаспора, про гостей с солнечного юга я вообще молчу – их здесь больше, чем на родине, кажется. То есть все поменялось в корне, и представления тех славянофилов давно устарели – спору нет, искать рациональное зерно там можно, но зачем же слепо возводить их в абсолют?

То, что выступавшему в ответ на его сентенции не сказали нехороших слов, можно объяснить разве что воспитанностью аудитории. Хотя эта воспитанность не помешала паре десятков человек покинуть зал, не дожидаясь окончания выступления.
И вряд ли их кто-то осудил.

10:49 

"Геймер"

...Говорить о том, что идея, лежащая в основе фильма, далека от оригинальности, даже и не комильфо.
Да, все давно прожевано и переварено как в литературе, так и в кинематографе - от "Десятой жертвы" до "Бегущего человека".
Некоторую новизну придает лишь идея подчинения человеческого разума посредством нанотехнологического вмешательства - причем не сама идея как таковая, а в комплексе с игрой на выживание.
И, казалось бы, что с того? Ну, боевик и боевик - палят, бабахает и взрывается. Смотри, да жуй попкорн, а потом сотри все из памяти, как будто ничего и не было. Ведь наши победили, зло наказано, и человечество так и осталось свободным, и может само выбирать, что ему делать.
Но...
Вот именно.
Конечно, главный герой вырвался.
Конечно, главный злодей, он же сумасшедший ученый (хотя ученый ли?) наказан - получил по заслугам.
А вот спасено ли человечество?
Не-а.
Потому что со смертью главного злодея и отключением наномашинок, перестраивающих мозги, никуда не делись сами люди, которые и сделали игру на выживание возможной. Никуда не делись дураки, готовые продавать возможность контроля над своим телом. Никуда не делись уроды, готовые за эту возможность платить.
То есть люди так ничего и не поняли.
А значит, игра продолжится.

12:07 

Про курение

Вот наткнулся у geosid на маленькую статеечку про курящих женщин
www.diary.ru/~redcub/p81030325.htm#form
и просто не смог пройти мимо.

Долго перечисляется, почему женщинам курить вредно.
Само собой, все по делу - и про красоту, и про здоровье...
Да и мужчинам это самое курение вредит не меньше.

Только, как мне кажется, словами никого от курения (как и от пьянства, от наркомании) не отвратишь. Хоть сколько-то эффективный способ – наглядная агитация. Не картинками, не «легкими курильщика в формалине», которые наполовину смолой забиты – а когда человек нос к ноcу столкнется с теми, кто от «плохой привычки» страдает.
Такая агитация, наверное, пойдет на пользу тем, кто считает, будто сигарета добавляет им привлекательности или крутизны.

Как-то по работе пришлось побывать в онкологическом диспансере – как раз для того, чтобы посмотреть на людей, накуривших себе рак губы.
Зрелище жуткое – мы там отсняли кое-что, но по цензурным соображениям обнародовать снятое запретили: народ бы от такого зрелища наверняка массово стошнило. Я так с трудом сдерживался.
Представьте себе: стоит человек, а на лице у него этакая занавесочка. Вроде маски, которые во время эпидемий гриппа носят, но только она снизу не подвязана: так, висит-колышется. Врач и предложил занавесочку-то поднять.
Ну человек и поднял.

Нижней губы просто нет. Верхняя есть в более-менее приличном виде, углы рта изъязвленные есть – а ниже только десна изуродованная и оголенное мясо до самого подбородка: бугристое, сине-красное. Слюна течет – зеленовато-желтая, с гноем.
Человеку явно не до курения уже. У него одна мысль – что с ним дальше будет? Чего от него еще отвалится, или что еще отрежут?
Думаю, хоть у кого-то такие зрелища охоту смолить сигареты отобьют...

20:04 

Фестивальчик

Выбрались сегодня в кинотеатр.
Идет Манхэттенский фестиваль короктометражных фильмов - ну вот и...
Сегодня давали внеконкурсную программу - около десятка лент, в период со второй половины 90-х по первую половину 2000-х. Первый раз на фестивале побывал в прошлом году, нынче решил повторить.
Увиденное порадовало. Все-таки когда идет подборка за год, велик риск того, что попадется ерунда. А тут, когда за много лет отбирали - почти все в яблочко.
Самый веселый фильмец (несмотря на черный юмор) - "Цена милосердия", о театральном критике и театральной же актрисе.
А самый трогательный - наверное, "Волшебная миля". После него так хочется верить, что чудеса случаются...

14:29 

ОдноKLASSники

Эстонский фильм «Класс» («Klass») не имел громкой рекламы. Бюджет в сто тысяч евро, две недели съемок, очень ограниченный прокат – причем главным образом по месту съемок, в Эстонии. И проблема, которая не оставит равнодушным ни одного нормального человека.

Фильм основан на реальных событиях – правда, на событиях, которые случились по другую сторону океана, в одной из американских школ. Вот только если раньше отечественный зритель, ужаснувшись при виде происходящего на экране, облегченно махнул бы рукой – «у нас такого быть не может!», то сегодня он станет повнимательнее приглядываться к собственным детям. Потому что жизнь здорово изменилась.
И это страшно.

Сюжет прост, как гвоздь: ученики одной из эстонских школ издеваются над своим одноклассником Йозепом. Суть фильма оголена до предела: никаких отступлений от генеральной линии, и все происходящее работает на нагнетание напряжения, которое закономерно прорывается в финале. Вот только главный герой здесь – не Йозеп, подвергающийся унижениям, а его одноклассник Каспар, который в один момент понимает, что должен выбрать, на какой стороне ему быть. Осознавший, что необходимость сделать этот выбор для него – уже вопрос чести. Собственно, не история падения Йозепа, а история почти мгновенного взросления Каспара и составляет смысловой стержень ленты. Если все прочие герои, включая страдальца Йозепа, так и остаются жестокими подростками, Каспар же в один момент превращается во взрослого мужчину. Даже в финале, когда все приходит к закономерной кровавой развязке, он ведет себя как взрослый человек, понимающий, что жизнь должна продолжаться.
Особенно важно то, что авторам фильма удалось показать эту нравственную борьбу, которую Каспар бессознательно ведет сам с собой – временами кажется, что его «подростковая» часть хочет отыграть назад, вернуться в тот момент, когда он внезапно понял, что дальше так продолжаться не должно; избежать самой возможности выбора. Но сделать этого он уже не может, как не может влезть обратно в свои детские одежки, и эта вторая пружина внутреннего конфликта, разгоняющая маховик сюжета, поднимает напряжение до тревожных отметок. Интересно, что Йозеп и Каспар так и не становятся друзьями: просто одному нужен даже не защитник, а просто неравнодушный человек рядом, а второй не может спокойно пройти мимо совершающейся на его глазах несправедливости.

Отдельно стоит отметить то, что все действие фильма происходит в более чем узнаваемых декорациях. Эстония не слишком-то далеко ушла по пути либерализма, капитализма и «демократии» – и на экране мы видим облупленные стены школ и скромный быт типовых советских квартир. В этом антураже вполне могли бы разворачиваться события «школьных» лент прошлого, посвященных вопросам нравственного выбора. Теперь в этих кабинетах, из которых, кажется, только что вышли долговязые и добродушные советские старшеклассники, стая безжалостных подростков травит одного из своих. Да и учителя советские, дискутировавшие с учениками о моральном облике персонажей классических произведений литературы, прививавшие лучшие человеческие качества, тоже ушли – вместо них на экране лишь равнодушные роботы.

Фильм не дает решения, не дает готовых рецептов. Но, судя по отзывам зрителей, фильм заставил задуматься многих.
Значит, он был снят не зря.

20:14 

Язычество: мысли по поводу

Язычество сегодня в моде.
Одни слушают «языческую» музыку. Другие старательно покупают календари-месяцесловы и книжки с загадочными названиями.
Ну а третьи обряжаются в холщовые рубахи, отращивают бороду до пупа, называют себя каким-нибудь «волхвом Всеславом», и рассуждают о том, что всеми бедами своими земля наша обязана тому, что приняла христианство. Порой они даже кивают на Запад – мол, там-то живут не в пример жирнее, не то, что мы. Хотя там, в закатных землях, тоже вроде как христиане, но это уже мелочи, внимания самозваных волхвов недостойные.

Рассуждения об «особом пути», прерванном византийскими злодеями, ни за что ни про что окрестившими непорочный русский народ в православие, густо переплетаются с весьма популярными образчиками так называемого «тайного знания». Этим «тайным знанием» нынче завалены все прилавки книжных, и в Интернете оно изо всех щелей лезет – тут вам и мировой сионистский заговор, и арийские прародины, и «велесовы книги».
Дальше – больше. Поклонники холщовых рубах и волхвования очень часто и вполне закономерно вступают в плотную «идеологическую смычку» с политическими маргиналами, которые кричат на всех углах, что беды России не только от православия, но еще и от нерусских.

Однако все эти заигрывания с языческой темой – когда они в острую фазу переходят – далеко не безобидны. Дело не только в том, что (чисто с религиозной точки зрения) все языческие сущности с точки зрения христианства есть бесы, прельщающие человека. Гораздо важнее – и опаснее – то, что попытка заново сконструировать у человека в голове «языческое мировоззрение» приводит лишь к тому, что рациональное сознание, по которому и без того уже много лет долбят огромными кувалдами пропаганды, разрушается все сильнее. Рациональное мировоззрение и без того не слишком прочно пустило в головах корни – а с помощью псевдоязыческих выкрутасов его стараются выкорчевать напрочь.

Вот только на самом деле даже большинство сегодняшних неоязычников, не говоря уж об обычных людях, от всех этих споров далеких, о язычестве имеют представление искаженное, в лучшем случае сильно романтизированное.

Во-первых, и в самых главных – увидеть мир «по-язычески» мы сегодняшние просто неспособны. Это касается даже апологетов язычества. В результате, разрушая рациональное мышление, подкапываясь под христианскую (идея возврата к язычеству распространяется главным образом именно среди народов, исповедующих христианство) ментальность, они могут лишь архаизировать сознание современного человека, разрушить все, что там есть – но ничего не дать взамен. Если бы они насадили в сознании людей настоящее язычество, это было бы еще не так страшно – но так как о настоящем язычестве они имеют представление весьма отдаленное, то вместо него способны насадить в лучшем случае псевдоязыческую конструкцию, этакое фэнтези.

Почему все обстоит именно так? Потому что, как ни крути, мы (я говорю о русских) сами продукт христианской цивилизации, точнее, православно-христианской (это само по себе очень важное уточнение, потому как различия между православием и католицизмом, скажем так, несколько шире, чем наличие/отсутствие Чистилища, или того, какой рукой совершать крестное знамение). Сегодняшние русские заведомо христиане, даже если мы этого не осознаем – ибо все это намертво «вшито в БИОС», если пользоваться компьютерной терминологией. Можно верить или не верить – дело не в этом, а в том, что система ценностей, которую прививает общество, формировалась на христианской закваске. Вот нам сейчас пытаются привить пресловутые «либеральные ценности» – а идет дело туго, ибо само естество этому противится, та самая «прошивка».

Это и понятно – все-таки тысячу лет истории никуда не денешь. Некоторые могут попенять на «безбожные семьдесят лет советской власти», но это, мягко говоря, ерунда. Гонения на церковь были, пожалуй, разве что в первые полтора десятка лет Советской власти, а потом ситуация изменилась. И во время войны церковь немалые позиции заняла (кстати, очень много средств верующие и храмы перечислили в фонд обороны, на средства Церкви была даже построена танковая колонна «Дмитрий Донской»), а уж речь патриарха Алексия перед панихидой по Сталину и вовсе снимает многие вопросы об отношениях власти и церкви. Потом, правда, при Хрущеве был обратно рецидив, но при Брежневе – снова «либерализация».

Это я, собственно, к тому, что даже «безбожная власть» была на самом деле устроена вполне по-христиански: Кодекс строителя коммунизма практически не отличается от Заповедей, да и сама система социального «общежития», вспомоществования и всего такого прочего, существовавшая в СССР, есть ни что иное, как развитие патриархальной русской общинной модели отношений, которая формировалась на православной основе. Собственно, самоидентификация русских как единого народа вплоть до второй половины, а то и конца XIX века происходила именно по религиозному признаку – «мы люди православные». А словечко «инородец» (не несшее какого-то оскорбительного оттенка), которым обозначали все нерусское население империи, например, было синонимично слову «иноверец» – и неслучайно.

Да, христианство само во многом питалось языческими соками – тут и совпадения ритуалов, тут и явные корреляции между образами языческих богов и христианских святых (классический пример – образ Ильи-пророка отчасти основан на культе Перуна, там и громовая колесница, и молнии…).
Однако у язычества и христианства принципиально разная модель отношений между людьми и Богом (богами) – вот что главное. В язычестве все механистично, и основано на принципе «Do ut des» («Даю, чтобы дал») – то есть с богами можно торговаться едва ли не как в лавке, им даже можно отомстить, когда они не сделали того, что должны сделать (статую осквернить и все такое). Вряд ли стоит говорить о том, насколько все иначе в христианстве, да? Ну и в исламе тоже, в общем-то. Монотеистические религии даже в чисто концептуальном, мировоззренческом плане много совершеннее язычества.

Во-вторых, сказывается романтизация. Она совершенно закономерна, более того, язычество с этой точки зрения крайне «кинематографично», так сказать – особенно «раскрученная» скандинавская мифология. Кого не впечатлит полет валькирий или картина чудовищного Рагнарека, битвы богов и героев против Фенрира и Гарма в «Прорицании вельвы»?

Однако у многих людей представления о язычестве – в лучшем случае на уровне романов фэнтези. Да и почерпнуто оно, отношение это, именно оттуда, из книжек (потому что фэнтези во многом на язычестве основано). Но это представление столь же далеко от «языческой реальности», как далеко от реальности описание повседневной жизни в тех самых фентези-романах. Герои книжек ходят по огромным городам едва ли не с обнаженным мечом, расплачиваются в таверне золотом, и каждый день по три раза кушают мясо, запивая его вином. Тогда как в реальности в средние века города были мелкие, грязнющие (за редким исключением) и вонючие (ввиду отсутствия канализации). Мясо большая часть оседлого населения кушала только по большим праздникам, или когда оленя подобьет в сеньорском лесу (а если про это узнают – то вздернут), а в таверне могли подать какую-нибудь овсянку с рыбой да яичницу с фасолью. Но уж черта с два усталого путника ждала бы там кабанья нога на вертеле – да и путник, вздумавший гулять по городу с мечом наперевес, быстро бы угодил в холодную.
Так и с язычеством. Конечно, все эти хороводы, венки на воде – это красиво; конечно, приятно прыгать через костры и взывать к Перуну, надеясь, что он откликнется, но…

Но как же человеческие жертвы, например? Как же жертвоприношения первенцев и ритуальные убийства (ведь не всегда чучелки сжигали – до поры это были люди)? Причем хорошо, что в наших краях народу всегда было сравнительно мало, а где людей было много, там почему-то и боги были не в пример более жестоки – взять те же южноамериканские народы, которые такие гекатомбы наваливали, что волосы дыбом. Конкистадоры тоже были не промах насчет массовой резни, но ведь даже у них головы кружились от заваленных вырванными сердцами пирамид. А ведь оно самое – язычество во всей красе… Уже одно то, что монотеистические религии по умолчанию предполагают отказ от кровавой жертвы, показывает их большую мягкость и доброту. А рассуждения о том, что «язычестве дает большую свободу человека», демонстрируют лишь незнание матчасти – у римлян только «домашним» богам счет шел на сотни, вплоть до божков первого шага младенца, и каждого надо было ублажить, не обидеть, иначе пожалеешь. Нам трудно представить ту чудовищную массу ритуалов, которая сопровождала повседневную жизнь обычного язычника – по сравнению с ними все «тяготы» христианства или ислама не сложнее школьного домашнего задания.

Воля языческих богов переменчива, они хитры и коварны, они требуют крови – причем это у любого народа так, как ни грустно. Конечно, они иногда помогают героям, о которых слагают легенды – но так то ж герои… А в остальном у них насчет людей совершенно иные планы – вспомним хотя бы печальную судьбу титана Прометея, захотевшего отдать огонь людям.

P.S. Особенно пугающим является синтез язычества и науки. В XX веке человечеству пришлось схватиться с режимом, который в сфере идеологии и нравственных ценностей взял за основу именно языческую модель. Речь, как нетрудно догадаться, о Второй Мировой войне и нацистской Германии. В сфере идей в Рейхе торжествовали языческие мифы, им было подчинено все, от «научных исследований» до искусства во всех его проявлениях.

Сама война в силу этого получила четкий мистический оттенок – было очевидно, что это не просто схватка режимов, имеющих, при всех разногласиях, какой-то общий фундамент (как было, например, в войне 1812 года или в I Мировой) хотя бы на уровне понятий о жизни, не схватка разных идеологий. Нет, это было именно столкновение моделей понимания мира.

Поведение оккупантов на территории СССР (и Польши, пожалуй), их отношение к «неправильным» народам до сих пор заставляет волосы шевелиться – настолько иррациональным кажется это стремление стереть всякую историческую память о русских, украинцах, белорусах, евреях, поляках и так далее, стремление уничтожить самые явные, важные для национальной и идеологической самоидентификации, символы этих народов – вспомним идею о стирании Ленинграда и Москвы с лица земли, о заминированной Варшаве, которую нацисты хотели обратить в пыль. Но эти зверства кажутся иррациональными только лишь с точки зрения христианской – а с точки зрения языческой эта война на полное уничтожение выглядит совершенно закономерной.

Интересно, что нынешняя наука в каком-то смысле напоминает язычество, только язычество, блистающее хромом и моргающее индикаторами, язычество «продвинутое», высокотехнологичное. Как язычник пытался рассчитать необходимое количество свечек, которые нужно поставить в храме для того, чтобы получить благосклонность вышних сил, так и сегодняшняя наука пытается взвесить душу. С точки зрения науки это, конечно, правильно – все надо измерить, подсчитать, разложить по атому. С точки зрения веры эти измерения смысла, конечно же, не имеют.

14:10 

Новые "победы дипломатии"

Администрация Барака Обамы сделала выбор в вопросе развертывания в Европе объектов противоракетной обороны (ПРО). Президент США сообщил премьер-министру Чехии об отказе своей страны разместить радиолокационную станцию в республике... «Соединенные Штаты рассчитывают, что за отказ от системы ПРО или откладывание ее на отдаленное будущее Россия будет склонна вместе с США принять более жесткие санкции против Ирана», — считает руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов. «В плане противоракетной обороны Россию волновали не 10 ракет-перехватчиков в Польше и один радар в Чехии, а неопределенность относительно перспектив ее развития. Эта неопределенность не снимается, даже если в Чехии и Польше не будут размещены базы противоракетной обороны», — сказал политолог. Он не исключил, что США «оставят за собой вариант создания баз южнее, что Россия всегда и предлагала».

А теперь - в переводе на русский.
Американцы утверждали, что разместят ракеты в Польше и радар в Чехии. Россия была против, поляки и чехи в основной своей массе (я население имею в виду) тоже - ибо дураку ясно, что случись война, первый удар будет нанесен именно по радару и перехватчикам, причем удар, вероятнее всего ядерный, чтоб уж для верности. При этом было, в общем-то очевидно, что в противостоянии с Россией эти десять ракет-перехватчиков вообще особой роли не играли - по сравнению с сотней военных кораблей, включенных в систему "Aegis" и новыми противоракетными лазерами воздушного базирования. Так же и радар не был принципиально важен при наличии орбитальной спутниковой группировки, высотных беспилотников и уже имеющихся станций (уж что-что, а "русское" угрожаемое направление американцы отслеживают радарами еще с 60-х, причем активнее всех прочих направлений).
Теперь, отказываясь от того, что практически никак не усиливало американскую ПРО и - что самое важное! - существовало только виртуально, американцы получают (получат) от России вполне реальные уступки, которые не только снизят нашу военную мощь (путем сокращения количества стратегических наступательных вооружений), но и ухудшат наши позиции в регионе (то есть на Ближнем Востоке).
Плюс мы сами уже сливаем американцам информацию с нашей станции на Кавказе - еще и доводим до кондиции, чтобы барину было удобнее в цифирках разбираться.
Плюс Обама наберет себе очков - на фоне бряцавшего оружием Буша прослывет записным демократом, и в России, а также Польше и Чехии его будут расхваливать как миротворца, хотя принципиально политика США не изменилась ни на йоту.
И, что немаловажно, это здорово скажется на имидже России - и так уж всех попредавали, кого можно, так еще и продолжаем приветствовать "американские инициативы".

В общем, американцы в очередной раз всех переиграли, доказав, что способны добывать нечто из ничего.

Эх, где же ты, "Господин "Нет"?! :(

20:55 

Робинзон КрузА:)

...Ознакомившись с дилогией Андрея КРУЗА о Великой реке, решил, ничтоже сумняшеся, знакомство с творчеством продолжить. С оной целью был взят в оборот двухтомник "Земля лишних" ("Земля лишних: Исход" и "Земля лишних: новая жизнь").

Взял...
...и пожалел.
Ибо книжки - те же яйца, только вид вид сбоку.
Ну разве что магии и волшебных народцев нет, а все остальное, по "Великой реке" знакомое, наличествует в изобилии: машины, женщины, мясо, пиво и - главный номер программы - огнестрельное оружие во многих видах. Всем этим постоянно и со смаком пользуется главный герой, этакий насквозь самодостаточный (почему, собственно, и "робинзон") дядя.

Ни против одной из данных составляющих я ничего не имею - мое читательское сердце ранит лишь то, что кроме этих составляющих в книге ничего иного-то и нету. По сути, вспомогательные элементы "конструкции" книги становятся самодовлеющими категориями - неважно, как будут развиваться события, важно лишь то, что автор будет старательно живописать, чем его "робинзон" зарядит свой верный автомат. И дробовик. И снайперскую винтовку. И пистолеты. И куда положит оружие и патроны, ловко их замаскировав. И что съест. И чем запьет. И сколько раз ублажит благоверную.

Спору нет - порой занятно в довесок к приключениям получить просвещающий экскурс о том, какой пулей удобнее стрелять на дистанцию в триста метров. Но ключевое слово здесь - в довесок. Вместо этого довеском становятся как раз приключения, которыми не очень сильно разбавлены баллистические таблицы и вынимающие душу описания тренировок по захвату плавсредств.

Причем приключения автор строго дозирует, старательно оберегая своего робинзона от хоть сколько-нибудь серьезных потрясений. Вместо них на героя водопадом льются всевозможные приятные штуковины - деньги, оружие, машины, снова деньги, снова оружие... Куда ни повернется - "повезло", куда ни ткнется - "счастливая случайность". Если мне не изменяет память, за все два тома он не получил даже хоть сколько-нибудь серьезного ранения. Причем не только физического, но и морального. Очаровав в первые же полчаса пребывания в новом мире девушку, герой впоследствии ее бросает ради другой. Но с первой пассией отношения выяснять все же пришлось - и, о чудо! (зевает читатель), она на героя не в обиде, ибо оказалась, на удачу героя (читатель зевает все сильнее) не нежной мечтатильницей, а прожженной карьеристкой, которая хочет воспользоваться робинзоном для своих темных целей, но он, о счастливая случайность! (хр-р-р), ее ловко перехитряет.

И - удивительное дело (хотя чего удивляться?) - никаких симпатий оный робинзон не вызывает.
Да, он положительный, но...
Представьте - человек попал на другую планету.
В другой мир, где может начать жизнь сначала.
И - никакого интереса к этому новому миру.
Ну разве что на предмет "чего пожрать" и "где достать патронов" - вот и все интересы.
Ни разу за все два тома робинзон от этого корыта голову так и не поднимет.
Конечно, можно порадоваться, что робинзон Круза угодил в свой робинзонский рай - много патронов, женщин, пушек и почти никакой ответственности.
И я бы, наверное, порадовался - если бы мне было хоть чуть-чуть интересно про это читать.

Итог: мимо других книжек Круза в магазине прохожу равнодушно.

17:21 

Мультик "9"

...Ожидал большего.
Собственно, на этом-то отзыв можно было и закончить, поставив таким образом рекорд лаконичности - но напишу немножко все-таки еще.
Персонажи достойные - своеобразные, необычные, нестандартные... Какие там еще синонимы? В общем, вы поняли.
Нарисовано отменно, спору нет - персонажи, пейзажи и все прочее. Ну разве что огонь, когда персонажи запаливают спичку, показался каким-то третьесортно-халтурным, однако это на общем фоне мелочь.
Вот только отлично нарисованных 3D мультиков зритель видел немало, и одним только качеством картинки привлечь трудно. К тому же, когда глаз привыкает к необычным персонажам, он начинает различать некоторые неожиданные и нерадостные детали - вроде того, что сами-то персонажи карликовые, с ладошку, однако эта их миниатюрность почему-то не ощущается. Ну хорошо - за всех говорить не стану, но я ее не ощутил.
Однако самое главное все же в другом.
В том, что происходящее на экране "не цепляет".
Не цепляют эти возвратно-поступательные движения сюжета - типа, пойдем туда, а потом обратно, и снова туда, и снова обратно, потому что каждый раз мы чего-то там забываем, в месте постоянной дислокации. Спотыкался я об эти неожиданные рояльчики - типа, пошли туда, не знаю куда, и сразу наткнулись на то, что было нужно (нужно по сюжетной задумке, а не по мнению персонажей, ибо у них мотивация действий вообще никак не обозначена).
В общем, как и было сказано в самом начале - ожидал большего.

10:07 

Минуты славы:)))

Позавчера местное телевидение делало про меня сюжетик.
Вроде как вот, есть такой молодой (ну, вроде как еще) да ранний журналист да литератор.
То есть и раньше на телевидении бывать приходилось - 2,5 месяца работал корреспондентом, позже участвовал в нескольких передачах...
Но вот так - в первый раз.
И в редакции побывали, и в школу ехать пришлось, где год работал.
Под конец даже заставили гулять по парку да восседать на скамейках с проникновенным выражением лица - мол, в мыслях создается очередной шедевр:)
Есть мнение, что пора уже бронзоветь:)

Дневник denis_ufa

главная